Книга о. Александра

Протоиерей Александр Блинов

 

ДОБРАЯ  ДОРОГА  К  ХРАМУ.

 

      2010 год. Десять лет возобновления службы в Ильинском храме, возрождения Ильинского храма. Много это или мало?! Как говорит одна старая женщина: «От колышка начинали». Вроде бы и много – дети выросли и народились внуки, мы постарели, и многие ушли в мир иной – вроде бы много времени прошло…  А для вечности, что ожидает нас – даже и не песчинка. Но десять лет прошли, и Слава Богу за все эти дни и ночи, печали и радости, а Храм поднимается, и люди распрямляются, и дети рождаются, и солнышко светит всем, всем, всем…  И эта книжка как памятка всем нам, что Господь и нас сподобил краешком прикоснуться к вечности, ведь Храм Христов – это вечность!

       Низкий поклон всем прихожанам Ильинского храма за молитвы, ведь без молитвы мы ничего не сможем сделать, ведь без молитвы нет храма, ведь без молитвы нет жизни! Низкий поклон всем, всем, всем!..

В меру своих сил, возможностей многие и многие люди помогают возрождению Ильинского храма. И назвать всех имен нет возможности, но у Господа они все в Книге Жизни!

       Дорога к Храму у каждого своя, главное найти эту дорогу и не отступать от нее!

       По молитвам святых угодников Божиих пророка Илии, преп. Нила Столобенского, вел. муч. Параскевы, бл. Иоанна Кормянского, преп. Агафона - чудотворца Киево-Печерского и всех святых помилует и спасет нас яко Благ и Человеколюбец. Аминь.

 

       2000 год. Начало нового тысячелетия, нового века. По Божиему промыслу, возобновление жизни в Ильинском приходе.

       Где-то в начале 2000 года мне предложили новый приход. Ныне покойный архиепископ Михей и епископ Иосиф – люди, которых я очень уважал, и ослушаться их я никак не мог, благословили начало восстановления Ильинского храма.

       Многострадальный Ильинский храм. Когда первый раз я попал в село Ильинское, увидел неприглядную картину. Некогда величественный храм, пятиглавый, трехпрестольный, колокольня, бывшая одной из самых высоких в Ярославии. Двести лет стоял этот храм, а что сейчас? Развалины. Крыша провалена, куполов и крестов нет. Что крестов – рамы и решетки и те разворованы по-варварски. А уж о духовной жизни и говорить не стоит. Свалка как в материальном, так и моральном и духовном виде. Страх объял душу.

       Поехал к своему духовнику игумену Борису. Помолились, повздыхали. Благословил. Делать нечего, нужно начинать. Ни жилья, ни места для службы. А самое страшное: семьдесят лет никакой молитвы на этом месте. Гараж, котельная, кузница вместо молитвы. Мат и пьяные разговоры вместо пения духовного.

       Приспособили для службы бывший дом церковного причта. На втором этаже убрали перегородки, отделили Алтарь. С Божией помощью приобрели все для самой главной в храме службы – Божественной Литургии. С первых дней моими главными помощниками были бывший офицер Казаринов Геннадий Матвеевич и глава Ильинской волости Селин Сергей Николаевич. Чем могли, помогали, низкий им поклон.

       Как говорят святые отцы, без искушения нет спасения. Самое главное искушение состояло в том, что большинство жителей не верили, что в Ильинском будет свой Храм. Да по большому счету и не хотели. По Великим праздникам несколько раз в году можно было сходить в соседнее село Троицкое. А больше-то и не надо. Такова была позиция большинства Ильинцев в то время, да и сейчас воцерковленных единицы. Поэтому храм по началу не приняли, на службе – никого. Горько, обидно, но служить нужно. Начались постоянные службы. Сам читал часы, да и за клирос в большинстве случаев сам один пел. Но Господь помогает и утешение посылает, силы появляются. Главное – радость службы. Выше этой радости ничего нет.

       И вот настало 2 августа 2000 года. Престольный праздник – Ильин день. Сказать, что я волновался – это ничего не сказать. Как я пережил последние дни июля – не помню, но Господь дал силы и на это. И мусор вывезли с соседнего кладбища, всего-то около 30 машин. А на месте упокоения священнослужителей и почетных жителей Ильинского на запаханном, поруганном кладбище поставили крест. Отслужили первую панихиду. Спите спокойно. Во блаженном успении вечный покой. Местные умельцы изготовили крест на временную церковь. Освятили. Водрузили. И вроде вокруг стало светлее. Слава Богу за все.

       Вот примерно так началось возрождение духовной жизни у нас в Ильинском. Ведь село Ильинское в Поречье – очень старинное село с огромной историей и великими традициями. Первое упоминание о селе Ильинском в письменных источниках относится к первой половине 17 века. В писцовой книге, оставленной в 1629 г. князем Андреем Звенигородским, имеется запись: « Ильинский погост на реке Костхе в Верхнеустинском стану». Этот документ подтверждает древность Ильинской церкви, поскольку при погосте всегда была церковь. ( Старожилы говорили о церкви деревянной). Через сто лет, при Всероссийской переписи, проведенной по указанию Петра I, уже отмечено село Ильинское, принадлежащее князю Михаилу Михайловичу Голицыну. Он являлся поручиком Российского флота.

       Село было основано на пересечении дорог из Ростова Великого в Углич и из Углича в Переяславль. Вслушайтесь в эти названия. Города с вековыми традициями. Представьте себе, что в этих местах много веков назад началось православие, здесь жили и молились святые угодники Божии. В наших заповедных лесах, возможно, по тропинкам ходили монахи, ищущие уединения. Не просто ходили, а молились, постились, брали на себя такие духовные подвиги, о которых современному человеку страшно подумать, не то что выполнить.

        Одно только название – Ростов Великий. Действительно Великий – по святыням русской православной Церкви, по именам святых подвижников.

        Варницы – родина игумена земли русской Сергия Радонежского. Господь сподобил краешком прикоснуться к этой святыне, увидеть начало возрождения этого святого места. С 1995г. настоятелем Свято-Троицкого Варницкого монастыря был мой духовник игумен Борис, и первый раз я попал к нему именно в самом начале возрождения этой святыни. Это было в 1996г. в Великий Пост. Именно здесь я узнал, что такое истинное служение Богу, это были мои университеты, начало духовного прозрения. Было реальное ощущение присутствия святого, его помощь, его поддержка. И чудеса исцеления. Да, исцеление: не только и не столько физическое, но именно духовное возрождение, и радостные слезы от этого. Каждый день сотни людей страдающих, духовно опустошенных, ни во что не верующих. Каждый день Елеосвящение. После соборования, после молитв игумена Бориса это – другие люди. Пусть сначала на миг, но это только начало. Благодать остается навсегда, и после любых искушений, падений она напоминает о себе, и душа просит покаяния. И человек начинает подниматься, он возводит свои взоры к небу к Нему – Господу нашему Иисусу Христу.

          Рядом с Ильинским – Борисо-Глебский монастырь. Многие века стоит он на страже православия и яко светильник – преподобный Иринарх Ростовский. А до его источника можно дойти пешком. Куда все ушло? Когда смотришь фотографии столетней давности, сердце и душу захлестывает радость. Все село от мала до велика стоит на коленях – встречают крестный ход. Впереди духовенство с преклоненными головами. Хоругви, иконы, и как будто даже слышен колокольный звон. Куда все это ушло? Люди, проснитесь!

           В другую сторону – Улейминский Никольский монастырь. Это сейчас он у староверов. А сколько лет он был центром духовной жизни. У истоков всех храмов и монастырей в округе были молитвы прп. Паисия Угличского.

           Официально кирпичный храм Илии-пророка открыт и освящен в 1787 году, 220 лет назад. Возникает вопрос, а что же до этого времени в таком святом месте не было храма? Да никогда этому не поверю. Был храм, были молитвы, были священники, которые отмаливали у Господа нашего Иисуса Христа грехи всех нас. Не один век стоял тут храм, но деревянный. А дерево не столь долговечно, а дерево горит. Вот по этому было решено построить кирпичный храм, пятиглавый, трехпрестольный храм (зимний и летний) с высоченной колокольней. Все люди искренне радовались от столь значимого события. Ведь в те времена необходимо было заслужить такую милость Божию, как принять участие в таком великом деле. Заслужить. И вся округа собирала средства, с радостью собирались яйца и известь (не было тогда цемента). Здесь же был открыт кирпичный завод. И каждый, каждый человек считал за честь отработать в свою очередь на строительстве храма. Представьте себе вереницу лошадей с подводами и людей в праздничной одежде, с радостью в глазах везущих что-то на стойку. Каждый человек считал это своим кровным, самым важным делом. И храм поднимался. Стройка шла не один год. А вместе со стенами росли и люди. Люди становились чище, добрее, забывались невзгоды и обиды. Душа требовала прикоснуться к чему-то светлому, доброму. Люди становились лучше, потоиу что только лучшие допускались до самого святого – храма. Необходимо было заслужить, чтобы священник принял твою жертву. Высочайшая честь для любого мирянина – пошить облачение для священнослужителя. Вот такие светлые времена переживал наш храм.

        К лету 1787г. храм Илии пророка был готов. И вот первая Божественная Литургия. Священнослужители в блистающих облачениях, два хора, и храм, сияющий от свечей и человеческих глаз. Вот такой был праздник начала нашего каменного храма. Но самое главное – Крестный ход по селу и несмолкаемый колокольный звон. Душа любого жителя Ильинского, да и всей округи, получила истинное утешение, получила радость благодати Божией.

         Величаво и благолепно было убранство храма. Как записано в Ярославских епархиальных ведомостях №13 от 1908г. о посещении села Ильинского-Поречья Высокопреосвященным Тихоном Архиепископом Ярославским и Ростовским (будущим святителем, Патриархом Всея Руси), «… особенное внимание он обратил в летнем храме на массивнейший ковчег или Дарохранительницу редкой художественной работы, весьма ценную утварь и древний сребро-позлащенный крест со множеством частей святых мощей разных угодников Божиих, пожертвованный в 1719г. князем Хованским». Значит, духовная жизнь в Ильинском храме была и до 1787г., до окончания строительства каменного храма. В Ярославских епархиальных ведомостях №22 того же 1908г.  описывается знаменательное событие: возведение в сан протоиерея священника Алексея Соболева. «Ваш славный древний род священников Соболевых служил при Ильинском храме около 200 лет. Ваши прадеды: иерей Иоаким, иерей Гавриил, иерей Иоанн, протоиерей Гавриил, протоиерей Александр. Все они священствовали всю свою жизнь при церкви Ильинско-Пореченского прихода и т.д.» Конечно, можно думать по-разному, но, по моему мнению, храм в Ильинском был задолго до строительства каменного храма в 1787 году. Село росло, и старый храм стал мал. Я думаю, что духовная жизнь в с. Ильинском началась примерно в то же время, что и в Ростове и в Угличе. Господь сподобит, и найдутся письменные подтверждения этого.

        Я попытался очень коротко заглянуть в прошлое Ильинского прихода, но даже этого достаточно, чтобы понять, что Ильинский храм был действительно центром духовной жизни всей округи. А нам остается только скорбеть о том, что мы потеряли. И во имя чего? Ведь еще остались живы те, кто в тридцатые годы разрушал нашу святыню, прикасался в нечистоте к святым иконам, к святым частичкам мощей, смеялся и радовался разгулу сатаны. Хорошо, если они покаялись. А если нет? Что их ждет? Их детей, внуков, нас всех, если не покаемся. И Господь дает нам всем возможность замолить грехи отцов и дедов, да и свои собственные.

        В самом центре села развалины, а мы все ждем, что кто-нибудь за нас сделает доброе дело. Очень грустно смотреть в пустые глаза жителей с.Ильинское, большинство даже не замечают, что храм-то потихонечку распрямляется. Но того, кто увидел эту благодать, уже не сломят никакие напасти. Дай Бог, чтобы все это увидели и приняли.

        Мы начали наш рассказ с 2000 года. Вроде бы и времени прошло совсем немного, а для нашего храма – это огромный кусок истории. Переломный период. Переломный во всех отношениях, главное – в сознании людей. Семьдесят лет – целая жизнь, и не одного поколения. Разве выветришь из сознания каждодневное внушение: я – хозяин жизни, я – свободный человек, я хочу жить в свое удовольствие, я обязан все попробовать, пока молодой, я – самый умный, самый красивый. Все я, я, я. А крестик носить или в храм сходить помолиться – до этого наша свобода не додумалась. Вот на глазах у всего села запахали два кладбища. Ура! Весело и свободно на костях строим дома и устраиваем игрища. Какие мы хорошие! А Господь терпит, а Ангел хранитель стоит и плачет за нашу жизнь. А Господь все терпит и ждет, когда мы откроем глаза.

        Но все-таки искра Божия осталась в людях, хоть и гасили ее семьдесят лет всеми способами: детский садик, школа, октябрята, пионеры. Но нет, вытравить до конца русский православный дух нельзя. Начнем вспоминать, как это было – начало восстановления духовной жизни нашего прихода.

        В то время председателем колхоза был Алексей Федорович Сардак. При первой встрече я ему не глянулся, да и вообще к священству у него отношение неоднозначное. А крыша-то провалена, и деревья растут, надо что-то делать. Нужен лес на стропила, обрешетка. Денег нет и взять негде. Помолившись, пошел к Сардак. Но вот особенность русской души: ругается, а утром привозит лес, потом и доски на обрешетку. Вот здесь я понял, что Господь благословляет это благое дело. С Божией помощью и люди нашлись на крышу работать. Слава Богу!

        Но главное  - служба, а клироса нет. На службу нет-нет кто-нибудь да зайдет. Зашли и остались. Молитва делает чудеса. Первые прихожанки – Анна Коровкина да Надежда Лопинцева – спаси их Господи! Купил кассеты с записями служб, стали слушать, запоминать. Постепенно и сами стали что-то напевать. Это сейчас легко об этом вспоминать, а тогда казалось – все, сил больше нет! Но недаром святые отцы говорят: Господь все дает по силам, ни больше, ни меньше. Крест у каждого свой. И если Божий промысел привел тебя сюда, то ты здесь нужен. Не ропщи, а молись и делай. Какая радость была великая, когда проходила первая служба со своим клиросом, в своем родном Ильинском храме.

        Наступила зима, одна из самых трудных. Временная церковь не приспособлена для больших холодов. Отопление отрезано, да и растащено. Но горевать и унывать нет времени и возможности. Поставили прямо в центре временной церкви железную печурку и стали зимовать. Приходишь на службу в субботу, вода везде замерзла, да и кагор загустевает от низкой температуры. С молитовкой, вспоминая старцев, своего духовника игумена Бориса – вроде и не так холодно. Но служба идет, молитва постоянно, так и пережили первую зиму.

        Все было впервые в Ильинском – Рождество Христово, Святое Богоявление. На такие праздники и жители потянулись. Немного, но пришли, помолились. А за Крещенской водой уже больше. Благодать! Слава Богу!

        С великой радостью благодарю я Господа, что он привел меня к моему духовнику – игумену Борису. Часто ездил я к нему в то время. Народу у него всегда много, но зайдешь к нему в домик, посидишь в сторонке, помолишься, вроде все и уладилось в голове. Помню и исполняю и завет его: все благословляй и освящай в Ильинском, ходи только в облачении и при кресте, с постоянной молитвой. Вот так жили и живем, по твоим молитвам, отче Борисе, упокой, Господи, твою душу.

        А какие чудеса происходили со мной в том далеком 1996 году, душа трепещет. В Москве находились тогда частички мощей Целителя Пантелеимона. Я попросил у о. Бориса благословения съездить в Москву поклониться мощам, ну и спрашиваю, как ехать в облачении или нет. «Ну что ты повезешь мешки вещей», - он мне отвечает. Потом помолился и говорит: «Нет, возьми на всякий случай подрясник». Собрал записочки поминальные и рано утром выехал в Москву. В Богоявленском соборе огромное количество людей, желающих попасть к святым мощам. Облачился, прошел внутрь храма. Подходит ко мне служитель храма и предлагает послужить молебен у мощей Пантелеимона – какой-то священник не приехал во время. Предлагают мне – простому деревенскому священнику, только два года назад рукоположенному во священство, – служить в главном храме нашей Русской Православной Церкви. Тогда храма Христа Спасителя еще не было. Вот что делают молитвы святых угодников Божиих.

      Так же и молитвы Блаженной Матроны. Она тогда еще не была канонизирована, и мы ездили на ее могилку на Даниловском кладбеще. Но чудеса, творимые по ее молитвам, тогда были явно выраженными. Помолишься, возьмешь песочку с могилки, вот оно все и уладилось. Я – счастливый человек, мне Господь открыл такие чудеса! Ведь каждый человек – он Божий. И Господь каждому из нас дает увидеть чудеса, только всего-то необходимо – глаза открыть, глаза и душу.

      Душа наша жаждет святости, очищения. Спросите у любого человека, хочет ли он стать лучше? Конечно, хочет. Хочет быть чище, разумнее, добрее. Но грехи то наши! Как от них освободиться? Где взять силы? Молиться, молиться и соблюдать заповеди Божии. А силенок-то не хватает, тина греховная крепко держит. И человек отчаивается, падает. Подай ему руку помощи. Накорми голодного, напои жаждущего, но и слово скажи доброе с любовью и доброжелательно, и душа болящего приоткроется. И мир в душе. А мы все, по большому счету, болящие. И вот нам необходимо слово, любовь ближнего. Любовь не мирская, а истинная, всепрощающая, та, которую нам завещал Господь наш Иисус Христос. А любви у нас нет, нет как нет. Ее нужно выстрадать, вымолить – заслужить. Заслужить Царство Небесное. А враг человеческий не дремлет, он посылает нам «радости». Гордыню – какой я умный, какой я красивый, какой я сильный. И мало кто задумывается, что моего здесь нет ничего. Ни один волос не упадет с головы вашей без воли Божией – сказано в Евангелии. А мы все возносимся, витаем в облаках греховных мечтаний. Все больше и больше, все ниже и ниже. Какой храм, какая молитва – я сам, я могу, я хочу. А Господь терпит, долго терпит. А Ангел Хранитель стоит вдали и плачет, плачет и ждет, когда же мы остановимся, очухаемся. Но нет. Укради, обмани, соблуди, напейся – слышится отовсюду. Радио, телевизор, интернет – все об одном. Гибни, гибни, быстрее и быстрее!

        А старушки – Божии одуванчики, как их называют, спасают, вымаливают нас. Как святые старцы говаривали: «Белые платочки спасут мир». У каждой бабушки всегда был припасен праздничный белый платочек – батистовый. И идут они маленькими шажками к великому делу – спасению себя и своих близких, всего мира, а в руках – белые платочки-узелочки.

        Я помню свое детство, юность. Жили очень бедно, хлеба и то не хватало. А на службу хоть два кусочка да пару луковиц на помин души наши бабушки несли с молитовкой. И ведь вымаливали и мужей-коммунистов и детей-пионеров. И все тайно, скрытно. Зато сейчас все явно. Посмеяться над верующим, украсть у своего же ближнего и деньги и душу. Все с радостью, в угаре пьяном. Оболгать, обмануть с «честными» глазами. Обман стал нормой жизни. Обманывают все. Но вот вопрос: кого обманывают то? Да себя, только себя.

          У нас в Ильинском живут счастливые люди. Я не знаю, кто вымолил для нас такое счастье. Нам Господь дал возможность замолить грехи наших отцов, которые разорили святыню, затоптали могилки. Дает возможность открыть глаза и уши, а главное – душу навстречу милости Божией. Берись, молись, дел невпроворот. А мы все ждем. Чего ждем-то? Каждому отмерен свой кусочек этой жизни для замаливания грехов, для добрых дел.

         Как билось сердце у всех прихожан, да слезы радости были у многих на глазах. В 2001-2002гг. покрыли железом летний храм, изготовили куполок и освятили крест. И вот уже над Ильинским храмом засиял во всей своей благодатной силе Крест Христов. Действительно засиял. Во время первой пасхальной службы многие жители, особенно дети, кричали: фонарик загорелся на кресте. Это ли не благодать Божия, это ли не чудо? Значит Господь слышит наши молитвы, а святые угодники помогают нам в этом искупительном деле – труде по восстановлению этого святого места, этого храма Илии пророка. Мы все ждали службы в летнем храме – и верующие и неверующие. Хотя, по моему разумению, неверующих людей нет, есть заблудшие души.

          И вот первый крестный ход из летнего храма. Было прохладно, но люди не замечали этого. Очень многие жители села пришли в этот вечер в Храм. Никто не верил, что можно сделать из отхожего места храм. Невозможно человеку, но все возможно Богу. И Господь сподобил перейти служить в летний Храм. И снова великое чудо. Закопченные за 70 лет стены, где не  проглядывался ни один лик, начали сами очищаться. Потихоньку от службы к службе, от молитвы к молитве лики проявились. Люди специально стали приходить, смотреть, ахать и охать. А все очень просто: это молитва делает чудеса, это Божия благодать поддерживает нас, это Господь  дает нам силы, укрепляет нас и ведет. Ведет к спасительному миру, в Царствие Небесное к спасению. Выдержим ли мы, осилим ли мы, достойны ли мы? Ведь темные  силы не дремлют, Они бунтуют, они воюют.

   После первой службы в летнем храме не было равнодушных в селе. Никто не верил этому чуду. А что вместо рам и окон натянута пленка, и что неплотно закрываются двери, что нет того убранства в храме, какое было раньше, как-то не замечается. Все покрывает служба, главная в этом христианском мире – Божественная Литургия.

        У меня есть архивные документы о том, какие ценности были в Ильинском храме. Весь иконостас был выполнен за счет пожертвований жителей села Ильинское. Все иконы были покрыты серебряными ризами с позолотой. Когда грабили храм в 1918 и в 1922 годах, вывезли серебра почти 17 пудов, по современному – почти 300 кг. Это только по бумагам. А сколько растащили, растоптали. Насмеялись, а вот теперь расплачиваемся. Весело было, а теперь что-то веселья у людей не прибавилось, если только в пьяном угаре. Одной из святынь была икона Тихвинской Божией Матери, так она была украшена четырьмя крупными, четырьмя средними и многими малыми жемчугами и многими мелкими красными гранатами. Корона серебряная с позолотой. Но главное кощунство в том, что все эти святыни описываются на вес под слом, под пресс нашими жителями, нашими дедами или отцами. Так чего же мы ждем-то? Какой милости от Господа нашего Иисуса Христа? Какой благодарности? Господь может нас простить, продлить нашу жизнь на этом свете только за добрые, богоблагодатные дела. А где они, эти дела-то? Их нет, одна видимость. Одной рукой делаем, а другой ломаем. Все в руках Божиих.

          С момента начала служб, молитв Ильинское изменилось. Совсем чуть-чуть, но стало чище, стало добрее. Медленно, но ведет нас Господь в свою обитель. Очень это трудно после 70 лет безбожия – увидеть, что есть другая жизнь, другие ценности. Шесть лет каждую пятницу в 8 утра по местному радио – проповеди. Люди всякие есть у нас в селе, но ведь слушают, я это знаю. Спорят, обсуждают, ругают, но нет равнодушных. Как господь сказал: «Будь горячим или холодным, не будь теплым». Вот и мне не хотелось бы, чтобы наши прихожане были теплыми, куда провалились, там и лежат. Будьте горячими, чтобы горела ваша душа за веру Христову, за храм Христов, и вокруг вас все гореть будет. Как горели глаза у наших детей, когда первый раз священник поздравлял их с началом учебного года. Не сразу, только года через два допустили меня в школу. И утренник в детском садике. С каким восторгом принимали эти маленькие ручки иконки и просфоры. Это все нужно видеть, видеть сердцем и пережить душою. А детские сердца, они чище, они видят все по-другому. Дай Бог, чтобы эти воспоминания остались у них навсегда. Страшно смотреть на гибель села, гибель русского православного народа. Неужели нет даже маленькой щелки в глазах и сердце, что не видим мы этого. Или не хотим видеть?

          Несколько лет назад разговаривал я с одним из «народных избранников» после его выступления по телевидению. После моих слов он ко мне не появляется. А сказал-то я ему всего ничего: «Вот ты рассказываешь сказки для народа. А стоишь в шубе стоимостью в половину Ильинского и автомобиль стоимостью свей округи, и окружает тебя толпа телохранителей. А не лучше ли было загрузить несколько грузовиков продуктами и привезти в село. Вот тогда многие пожелали бы тебе от всей души доброго здоровья и поставили свечку. Ведь пенсия у жителей села 1,5-2 тыс. рублей.» Не понравились ему эти слова, не ожидал он их. Все молчат, терпят, но молчат. Нужно молиться за таких людей, чтобы Господь открыл им сердца для сострадания, для сочувствия, для любви к ближнему. Как радуются наши женщины, когда из Москвы привозят муку, одежду, уже столько раз привозили, а радость становится с каждым разом больше. Про нас помнят, нам сочувствуют, про нас думают. Многие могли бы или сами купить муку, вещи или обойтись как-то без них. А здесь праздник, подарки. И блинков напекут, и для ребятишек обновки, и сами что-то новенькое оденут. Много ли человеку нужно. Нужно, чтобы его любили, знать что Господь не оставит тебя. Могут оставить дети, близкие, но Господь – никогда. Только молись, молись.

          В этом году первый раз была Рождественская елка для детей. Знаете, чему радовались дети? Не поверите. Иконам, горящим лампадам и свечам. И подарки нашлись и сладкие и красивые. Московские прихожане прислали два мешка мягких игрушек. Уходить не хотели наши ребятишки. Полон храм был. Это тоже благодать Божия и радость воцерковления.

          Когда читаешь документы столетней давности о нашем приходе, чувства возникают очень разные, даже негативные. Но почему все это ушло, чем мог помешать ковчег со святыми мощами? Или крест, которому почти триста лет? Умом понимаешь и искушения и все остальное, а вот сердцем… Не всегда. Но Господь нас милует и здесь. Два года назад частички святых мощей преподобного Нила Столобенского вернулись в свой родной храм. Стараниями настоятеля храма прпп. Зосимы и Савватия Соловецких в Гольяново, протоиерея Владимира, стараниями прихожан этого московского храма наш приход получил то, что было главной святыней Ильинского почти триста лет. Низкий им поклон. Господь все управляет, Господь все обустраивает так, как необходимо в данный момент нам всем. Слава Богу за все! Преподобный Ниле Столобенский, моли Бога о нас и прости. Прости за все, что сотворили руки людей 70 лет назад. Прости и помилуй. Не оставляй нас в своих молитвах перед Престолом. Господь сподобил, и есть теперь у нас частички мощей праведного Иоанна Кормянского и частичка от дуба Мамврийского. Разве это не благодать?

          В храме Илии-пророка одна из самых высоких колоколен в Ярославской епархии, и колоколов было очень много: четыре больших, четыре средних и два малых. Представляете, какой звон был на праздники, как радовались люди, а сердце и душу захлестывала великая радость. Такая же, какую испытали мы все два года назад, когда зазвонили колокола в Ильинском. Вновь, после 70 лет молчания, скорбного молчания. Трое углических друзей сделали подарок храму, скорее всего себе в первую очередь, а потом уж храму. Пусть пока у нас нет колокольни, но все в руках Божиих. А звон церковный есть. Церковь жива, русский православный народ поднимается с колен безбожия. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! На первой службе с колоколами все жители села Ильинского могли подойти со своими нуждами, просьбами и позвонить.

          А выпускной вечер в нашей школе! Каждый выпускник подошел и позвонил в колокола. Радость, конечно, великая. Пока неосознанно, но тяга к чистому, доброму, вечному всегда присутствует у нас, русских людей. Вспоминается первый выпускной в Ильинской школе в присутствии священника. Я уже отмечал, что искушений в приходской жизни очень много, одно из них это – школа. Ну, вот не принимает, не видит наша светская школа того, что несет святая Церковь, не хочет видеть. Пять лет это продолжалось, и, наконец, - выпуск 2006 года. Меня приглашают на торжественное мероприятие. С чем может пойти священник в школу? Правильно – с молитвой, с добрыми словами и пожеланиями. Приготовил именные иконки, молитвословы и другую литературу. Равнодушных не было, да и быть не должно. Каждый выпускник получил именную иконку, в большинстве случаев – первую в жизни. Какое же здесь может быть равнодушие. Противники этого были удивлены, потому что это благословение Божие. А благословение – это не кусок торта. Это - помощь в дальнейшей взрослой жизни. И до сих пор по всему селу идут разговоры об этом вечере. А скоро следующий выпускной. Как дальше-то будет? А будет все так, как Господь благословит. И школа воскресная, и хор детский, да и гимназия православная. Помоги, Господи! Была бы вера, а все остальное будет.

          Я обращаюсь к читателям: дорогие мои, не допускайте даже мысли о моей гордыне. Грех это – гордиться. Это не гордыня, а скорее сожаление. Да, горькое сожаление о пустых годах. Ведь время, прожитое без веры, без молитвы – пустое, греховное время. Нам Господь дал это время мирской жизни для делания благих, богоугодных дел. А мы что? А мы копошимся, делаем видимость чего-то и стоим на месте. Бога-то нет в душе, вот это страшно. Ведь три поколения выросли на чем угодно, но не на молитве. А сколько времени нужно, чтобы это все исправить! А мы все ждем чего-то. А нужно бежать и бежать к храму. Все ночи проводить в слезах о грехах своих, добро делать и днем и ночью. А мы дремлем. Вот что больно. Помоги нам, Господи, проснуться и прозреть. Растопи нам, Боже, душу и сердце. Эко будет благодать!

          10 ноября 2006 года, память мученицы Параскевы Пятницы – престольный праздник. В этот день была возрождена служба в правом приделе зимнего храма. Все лето с Божией помощью готовили это великое событие. Ни окон, ни дверей, ни пола - ничего. Но по молитвам наших святых это чудо произошло. Ничем, как чудесным проявлением Божией воли, это и не назовешь. Еще в сентябре – ничего, а 10 ноября – все. И как здесь не воздать благодарственные молитвы Господу нашему Иисусу Христу.

           По благословению архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла, на открытие придела во имя великомученицы Параскевы собрался собор священников во главе с митрофорным протоиереем Павлом Гвоздевым. Это был, действительно, праздник. Как маленькая Пасха. В здании, где всего немного времени назад была свалка, зазвучал архиерейский хор. Сто лет не было такой службы в Ильинском храме. Люди уже забыли, что это такое, да большинство и не знало. Водосвятие, Божественная литургия, молебен – все пролетело как один миг. Не заметили, как служба окончилась. Отзвонили колокола, а расходиться не хотелось. Люди и не расходились, стояли около храма. У многих на глазах – слезы. Слезы радости, слезы восторга, слезы умиления. Господь сподобил в этот день всем нам почувствовать радость воцерковления.

            Низкий поклон всем прихожанам Ильинского Храма, администрации Углича и Ильинского.

            В меру своих сил, возможностей многие и многие люди помогают возрождению Ильинского Храма. Называть имена я не буду, они все у Господа нашего Иисуса Христа записаны в книге Жизни. Дорога к Храму, у каждого своя, главное найти эту дорогу и не отступать от нее.

            В начале июня 2007 года мы получили еще один подарок. С двух сторон на въезде в село Ильинское были установлены Поклонные Кресты. В Храме был отслужен Водосвятный Молебен Собором Священников. Митрофорный протоиерей Владимир, Благочинный Угличский протоиерей Борис, иерей Сергий и я Ваш покорный слуга.

            Освятили, водрузили Кресты, теперь наше село освящено присутствием Божественной Благодати. Слава Богу за все. За то что Господь не оставляет нас без своей милости, за то, что посылает нам силы и утешение.

            Двести двадцать лет Ильинскому Храму. И семь возрождению Ильинского прихода. Такая малая толика в вечности, но и без этой песчинки мир многое теряет.

            Молитвами пророка Божия Илии, преподобного Нила Столобенского, мученицы Параскевы и всех, всех святых твоих помилует и спасет нас яко благ и человеколюбец.

                                                          Аминь.

 

  10-ЛЕТИЕ ИЛЬИНСКОМУ ПРИХОДУ

 

Незаметно пришло время десятилетия открытия Ильинского прихода и моего пребывания в с.Ильинском…

У Господа и один день бывает как миг, а бывает как вечность.

Мы – грешные земные люди, и десять лет – это все-таки время. Не хочется даже произносить это слово – подведение каких-то итогов. Это все у Бога, а мы-то что!..

Очень хотелось, чтобы вокруг села стояли кресты, чтобы все вокруг было освящено, все под сенью Креста Господня. Вот оно так и произошло – стоят, сияют, ограждают наше село на въезде в Ильинское Кресты покаянные. Спаси и сохрани нас, Боже!

Покаянные кресты – их сейчас уже немало на Руси православной. А готовы ли мы к этому покаянию? Очень много говорится об этом. Немного даже замылилось это слово и само понятие.

          «…Покаяния дверь отверзи нам!»

          Слова из священного писания, и многие из нас часто повторяют их. Но есть ли в нас истинное покаяние? Устами глаголем, а сердце молчит. Молчит, хорошо, если молчит, а то и ропщет!

          Покаяние, когда глаза не смотрят от слез, а колени подгибаются от сознания своих грехов, когда ты понимаешь свое ничтожество, и от этого пропадает голос.

          В начале своей священнической жизни Господь сподобил меня служить в монастыре, где у старшей братии было много претензий к отцу-Благочинному. Врезался в память ответ правящего Архиерея! «Вы не знаете, как он кается!»

          А ведь действительно, мы часто даже не задумываемся после исповеди над тем, а каялись ли мы или автоматом покивали главой, даже молвили какие-то слова, а вот каялись ли? Только Господь может вразумить и направить к истинному покаянию, но для этого нужно трудиться, а работать нам лень.

          Страшное дело – духовная леность. Какая-то суета отвлекает, какие-то дела мирские уводят в сторону. Сокращаем утреннее правило, нормально, ведь батюшка Серафим читал кратко – ведь какое оправдание преподносит нам враг спасенья?!

          Утром так помолился – то ли молился, то ли отмахнулся. Душа-то молчит, а думы о мирском, о мерзком. Вот и весь день пойдет так же. А каждый миг приближает к вечности. А душа-то грязная. Мы и плакать-то уже не можем – разучились…

          А ведь истинное покаяние – это величайший труд, это необходимость переделать себя, перестроить себя, перекроить. Огромное значение имеет пример, чтобы потрогать. Как у апостола Фомы: пока не увижу, пока не потрогаю…

          А наше коммунистическое, атеистическое восприятие мира?! Ведь скрывалось все – мысли, дела, деяния. Все, практически все строилось на обмане. Главное таинство церкви – крещение. У большинства моих друзей, знакомых дети были крещеными, но вслух об этом не говорилось, придумывалось что-то, в лучшем случае – умалчивалось. И в храм ходили – в командировках, в глухих деревнях. Мне могут возразить и даже обвинить в чем-то. Вы правы, дорогие мои! Не было ни сил, ни возможностей духовных и душевных противостоять всему этому. До тех пор, пока промысел Божий, провидение Господне не посылало нам пример, личный пример человека не от мира сего. И целое поколение умных, красивых, достойных людей оставалось за оградой храма.

          Незаметно, ненавязчиво в сознание вводились другие законы, другие меры жизни и поведения. Человек слаб, ох как слаб! Много чего происходило в те времена, а ведь тоже необходимо каяться о том бесцельно прожитом времени. Все в Божией воле, и Господь попускал нам все это для нашего же блага. Но душа-то замутилась, грязную рубашку не сразу отстираешь, а тут душа. Где взять мыло, порошок, чтобы отчиститься, отмыться?.. Вот и плачем, вот и пытаемся хоть как-то очиститься, обелиться. Необходимо, покаяние, а душа-то очень часто закрыта, не открывается. Молитва какая-то вялая, никчемная, груз прошлого тащит, не пускает. Грешить-то легче, а мир – ой какой сладкий! А покаяние необходимо, покаяние со слезами. Чтобы душа открылась, омылась слезами. И не видеть ничего и никого вокруг, только свои грехи, и сердце рвется от боли за грехи свои. А мы на службе не можем хотя бы раз в неделю два часа побыть. Все дела, суета…

          Какое же здесь покаяние? А гордыню куда? Как же я такой расхороший буду рассказывать кому-то о грехах своих? Немыслимо!

          Вот ведь как большинство из нас думает. И отговорка: нас не учили ни молиться, ни верить в Бога, ни каяться. Но ведь спросите у себя, дорогие мои, а хотим ли мы учиться? Вот оно и покаяние, вот и словао необходимости исповеди.

          То храм далеко, то холодно, то жарко, то священник не такой, то старый, то слишком мягкий и добрый, то болезнь, то дети приехали. Вот и пришла пора покаяния?! Как в свое время спросили у матушки Матроны – восстановят ли храм? И что же ответила блаженная? Храмы-то восстановят – вот только кто войдет в них?! Кто?..

          220 лет Ильинскому Храму. 2007 год. Ждем Высокопреосвященнейшего Кирилла, Архиепископа Ярославского. С самого рассвета Ильина дня, 2 августа, в самом воздухе запах ладана, предчувствие праздника.

          Даже солнышко светит вовсю, по-особенному, по-праздничному. И колокола – звон тихий, вкрадчивый, мягкий, умиротворенный. Ну и конечно прихожане, – глаза светятся, все нарядные, все готовые к принятию Благодати Божией.

         Прибыли Владыко с собором священнослужителей, гости. Встреча, Божественная Литургия, вся служба, Крестный ход, награждение прихожан – все прошло, пролетело как один миг, вместе с клубами ладана разносилась по округе такая Благодать, что дух захватывало! Не только у верующих, но и просто прохожих, зевак. Хотя неверующих людей нет – есть заблудшие, и нужна Божия искорка, чтобы душа всколыхнулась, проснулась, заработала.

          И мороженое, и трапеза после службы – все было таким вкусным, необычным, бесконечно дорогим. Вот и разлетелись искорки Божией благодати по всей округе, а в ком-то и разожгли огонь Любви, Веры, Надежды. Вот он и Промысел Божией Любви. А кто-то и не заметил ничего, увидел то, что хотел – нечистоту. Как мне жаль таких людей! Это же сколько необходимо здоровья, чтобы видеть только черное, жить в отчуждении, в зависти, в ненависти, в подозрении. Так и хочется крикнуть им: да откройте вы глаза, посмотрите на ясное солнышко, на зеленую траву, на добрых людей! Осмотритесь, вы даже не заметили, а в Ильинском есть храм, и службы каждый праздник, каждое воскресенье, и колокольный звон, и люди со службы выходят хоть и со слезами иногда, но радости больше в душах и глазах! Посмотрите, какие дети вырастают около храма, те, кого родители с рождения в храм приводят!

          Мне могут возразить, и, может, они в чем-то и правы. Но все же, по большому счету, около храма, в храме люди становятся богаче душой, чище, открытее. Сразу оговорюсь – это очень долгий, трудный путь, видно это будет не сразу, не вдруг, нужно потрудиться. Душой потрудиться.

          А как в первые дни посещения храма тяжело физически отстоять службу! Все мешает, ноги болят, спина отнимается, то жарко, то холодно. И злоба появляется откуда-то на всех и вся, в первую очередь на себя. И хочется убежать и больше не приходить в храм. А вы попробуйте, мои хорошие, пересилить себя, немощи свои не замечать, посмотреть вокруг добрыми глазами. Смотришь – и службы становятся понятными, да и ноги терпят, да и спина перестала болеть. Дальше больше: в воскресенье с радостью идешь в храм, а потом и ждешь службу. Помоги нам Господь. Ведь недаром говорится: прежде чем получить – отдать требуется, отдать часть себя, силы, душу, доброту, а уж потом, по Божией воле, можем и получить что-то, если достойны.

          А все сразу, да в неограниченном количестве только в телевизоре – вот там такие сказки рассказывают, заслушаешься, и не оторваться. А отрываться необходимо, хотя бы иногда. Уж очень душу калечит этот сатанинский ящик.

          Я уже говорил, что у Господа день может быть как миг, а может длиться, как век. Вроде совсем недавно мы переносили несколько икон из одной церкви в другую и обратно, с какими-то искушениями, потерями, но сейчас, посмотрите – и зимний храм, и Летний – все Господь послал нам, недостойным, грешным…

          А какие у нас люди, прихожане! В основном, конечно пожилые, на них все держится. Нужно ли убраться, нужно ли дрова уложить, нужно ли траву покосить, да что угодно – все в их руках горит, работа делается с радостью, и во Славу Божию. Низкий вам поклон, дорогие мои! Бога гневить не нужно – очень многие жители повернулись к храму, и дорожку протоптали. И мужчины, и женщины, и дети! Как это радует, вселяет надежду, что наш Ильинский храм не будет забыт, а вместе с храмом и село не исчезнет, как многие и многие села в округе!

           Все же за десять лет сон немного пропадает, люди начинают видеть все больше и больше. Доброты и любви становится все ощутимее. Как бы мы не скрывали, а мы же добрые, православные, русские люди. Отучили нас жить открыто и радостно. Все что-то нам мешает…

           Для кого-то собрать вещи и продукты не такая уж трудоемкая вещь, а ведь в Ильинском храме праздник, праздник, мои хорошие – привезли подарки! Посмотрите на наших неимущих, да просто брошенных, забытых людей! Все пинают, гневаются, часто не понимая, за что и почему. То, что поколение 80-летних попало в самое тяжелое военное время? То, что их 13-15-летних загнали в лес, в болота на трудовой фронт? За то, что не дали им, мальчикам и девочкам, ни доучиться, ни долюбить, ни доиграть в детские игры. И сейчас, с Божией помощью, они у нас и одеты, и накормлены. Так радоваться нужно, дорогие мои! Радоваться! А не грешить осуждением и завистью! А в чем виноваты наши дети, чьи родители не имеют возможность купить какую-то вещь? Это и есть высшая степень милосердия – накормить, обогреть, сказать доброе, необходимое слово. Поэтому всем, кто помогает нашим прихожанам вещами, продуктами, да просто участием – низкий поклон и наши молитвы благодарственные.

          Кто-то может сказать: что за пустые слова, ведь главное в другом! Я отвечу на это: главное – человек, душу человека, добро и доброделание, любовь – любовь к Богу, любовь к ближнему, любовь ко всему миру. Так заповедал нам Господь. А любим ли мы? Себя-то не любим, детей и то забываем. Я не оговорился, детей не любим. Зацеловали, избаловали. Они у нас получаются изнеженными, капризными. Все им дозволено, ну и, конечно, телевизор и компьютер. Ох, как они портят детские души! А ведь с вами, дорогие мои, отвечать перед Богом и за то, что детей не воспитали в православии. И в школе никто этому не учит. Не учим мы своих детей ни любви, ни терпению, ни милосердию, ни простому почитанию старших. Потом все это вырастает в огромный куст репейника.

          А дети у нас хорошие, только помочь им нужно, направить ненавязчиво, не приказом, а личным примером. Самим меняться в лучшую сторону, самим становиться чище, добрее, открытее. А ребятишки всегда побегут за любовью и лаской.

          Десять лет! Много это или мало! Это должен каждый сам решить для себя – много это или мало. И спросить совесть, сердце свое – а где я-то был все эти десять лет. В храме ли? Около храма, а может и вдали…

          Конечно, мои дорогие, еще многое необходимо для полного восстановления Ильинского Храма, очень много молитв и слезных прошений! Но главное: есть службы в Ильинском Храме, идет молитва от прихожан, есть радость воцерковления. По-моему это главное!

     

Помоги нам всем Господь и Пресвятая Богородица!  Аминь!

        

        


Яндекс.Метрика Православная книга
Наверх